Специальный Алексей Алексеевич (spetsialny) wrote,
Специальный Алексей Алексеевич
spetsialny

7 крымских бизнес-историй

Оригинал взят у ru_an_info в Возрождение крымского бизнеса
Редакция, 18 марта 2017


Возрождение крымского бизнеса


В 2014-2015 годах в Крым рвануло много людей с целью запуска бизнеса. В основном это Москва, Питер, Донецк. Кто-то закрепился, кто-то уже уехал – всё оказалось не так просто. Но в целом влияние этих людей огромно...


Процесс адаптации всегда болезненный: 7 крымских бизнес-историй


Три года назад Крым стал частью Российской Федерации. В результате, с одной стороны, работающее там бизнес-сообщество столкнулось с правовой неразберихой и ростом цен; с другой – налогообложение малого и среднего бизнеса оказалось более простым и прозрачным. О том, каково быть предпринимателем в российском Крыму, – в материале РБК


«При Украине моторынок в Крыму был абсолютно дикий» – Владимир Безруков, совладелец «Клэйсон Моторс»

[Spoiler (click to open)]

Каково быть предпринимателем в российском Крыму


Вся моя жизнь связана с мотоциклами. Папа – мотоциклист, ему 79, и до сих пор он ездит по Москве. Я впервые сел на мотоцикл в 12 лет, права получил в 16. Объехал на мотоцикле полмира – был в Южной Америке, Австралии, исколесил всю Европу. Мой первый бизнес – английский лицензионный журнал про мотоциклы.


В 2015 году вместе с партнерами Сергеем Шевченко и Ильдаром Садыковым мы решили организовать прокатный бизнес в Крыму. Там очень длинный сезон, первые клиенты приезжают весной – уже в марте дороги сухие, все начинает цвести. Для внедорожных мотоциклов сезон в Крыму вообще не закрывается. К тому же половина моих корней из Крыма: прадед-краснодеревщик строил Ливадийский дворец, у меня тут много родных.


При Украине моторынок в Крыму был абсолютно дикий: привозили ворованные мотоциклы, на учет, естественно, не ставили и катались на них годами. Сейчас эта вольница закончилась.


Помещение под прокат и сервис мы выбрали в поселке Строгановка, что на объездной дороге Симферополя. Поначалу не тратились на рекламу – хотели отладить все процессы, чтобы не выглядеть некомпетентными перед клиентами. Сделали полноценную сервисную зону, подготовили прокат экипировки и мотоциклов, а также магазин – в расчете на спрос не только на прокат, но и на продажу мотоциклов. Запуск обошелся нам в 13 млн руб.


Полноценно мы начали работать только с весны 2016 года. С привлечением первых клиентов были сложности. Большинство не знали, что в Крыму существует сервис проката мотоциклов класса люкс. Нашим основным ресурсом по продвижению был сайт, социальные сети и местные медиа, но требовалось сделать что-то большее.


Тогда я и принял решение переехать из Москвы в Крым. Мы стали оказывать помощь местным спортивным организациям в проведении мотогонок. Стали единственными в России, кто организует тест-драйв мотоциклов текущего года выпуска. И пошли первые серьезные клиенты.


Прокат мотоциклов стоит от 2,5 тыс. руб. (Husqvarna 511) до 11 тыс. руб. (Harley-Davidson) в сутки – это на 10–20% дешевле, чем в Штатах. В качестве страхового депозита клиенты оставляют 35 тыс. руб., которые мы возвращаем сразу по завершении аренды. Работать иначе невозможно – в Крыму дефицит страховых компаний, заключить с ними страховые договоры (даже на ОСАГО) на наши мотоциклы крайне сложно. К тому же наши машины в основном стоят на московском учете.


Клиенты из Крыма до сих пор удивляются, что на услуги сервиса мы оформляем заказ-наряд – у них и по сей день ремонт осуществляется «в гаражах». Многие впервые увидели официальную продажу мотоцикла – с документами, с постановкой на учет.


Несмотря на дикий рынок, особых проблем с запуском бизнеса не было. Возможно, потому что с самого начала у нас есть штатный юрист, он и решает все вопросы.


В будущем мы планируем построить собственное помещение, уже купили для него землю. С этим вопросом были и есть сложности: в Крыму переходный период, часть нормативных документов на практике работает плохо. Есть ли помощь от властей? Нет, но и палки в колеса никто не вставляет, мы постепенно развиваемся.


«В России работать стало сложнее» – Анна Абрамова, учредитель туристической компании «Гранд Мир»


Каково быть предпринимателем в российском Крыму


Компания «Гранд Мир» работает с 2009 года. Мы отправляем наших клиентов в языковые школы, университеты, а также на отдых за рубеж. Оказываем визовую поддержку и консультируем по вопросам оформления загранпаспортов, авиабилетов, страховок и других вопросов, связанных с путешествиями.


В настоящий момент у большинства крымчан есть и украинские, и российские документы. За рубеж выезжают как по российским, так и по украинским паспортам. Проблем особых нет. Безусловно, сложившаяся в мире политическая обстановка затрудняет нашу работу по получению виз, однако в последнее время напряженность идет на спад, а мы уже научились решать эти вопросы.


Время интеграции Крыма в правовую и административную системы России было непростым. Общее увеличение цен на все товары и услуги сказалось на покупательной способности. Люди резко сократили свои расходы на путешествия. Чтобы выжить, нам пришлось на 70% сократить штат и объединиться с другой туристической компанией. Мы делили расходы и немногочисленных клиентов.


С 2015 года ситуация снова стала стабильной. Люди начали ездить, а мы – предлагать новые услуги. Например, начали активно продвигать внутренний туризм. Крымчане больше стали ездить по России, россияне стали чаще приезжать в Крым.


По сравнению с Украиной в России работать стало сложнее. Это связано прежде всего с иной системой налогообложения, необходимостью большего количества «бумажек», бюрократическими препонами. Например, при Украине не было налога на транспорт, на имущество. Увеличилось количество отчетности. Вместо одного документа теперь требуется три. В России более высокие штрафы, поэтому предприниматели стремятся работать по правилам.


Иное законодательное поле потребовало значительного времени для изучения. Больше систем налогообложения, другие правила сдачи отчетности, новые нюансы договорных отношений с контрагентами. Процесс адаптации всегда болезненный. Но нет худа без добра. В связи с появлением новых правил ведения бизнеса мы начали заниматься обучением наших предпринимателей и организацией деловых мероприятий для представителей бизнеса.


С окончанием строительства моста через Керченский пролив жизнь крымчан станет легче, а жизнь крымского предпринимателя усложнится. К нам придет «материковый» бизнес, который может задушить местный. Зато появилась грантовая поддержка от государства в размере до 500 тыс. руб. на открытие нового бизнеса. Я знакома с людьми, которые получили эти деньги.


В целом все зависит от конкретного человека. Кто хочет – ищет возможности, кто не хочет – ищет причины.


«Главным подарком от России для меня стала патентная система налогообложения» – Леонид Медведик, производство украшений ручной работы


Каково быть предпринимателем в российском Крыму


Я родился и вырос в Крыму, в Симферополе. Там же поступил в художественное училище – планировал зарабатывать живописью, но быстро в ней разочаровался.


Мне нравилось мастерить что-то своими руками, и я начал вытачивать украшения из дерева и камня, добавил металл. Вещицы расходились по знакомым, и вскоре хобби начало приносить небольшие деньги. К 2014 году у меня уже была база постоянных покупателей из местных, летом удавалось неплохо зарабатывать на туристах. Когда стало ясно, что Крым войдет в состав России, я решился зарегистрировать компанию. Не скажу, что референдум стал для меня решающим моментом, просто так сошлись звезды. Я понимал, что занимаюсь баловством, которое уже пора превращать в полноценный бизнес.


Я начал на эмоциональном подъеме – новая власть, новые правила. Но скоро стало понятно, что условия особо не изменились. Да, в Крым хлынул поток туристов из России, но по моим ощущениям большинство из них – бюджетники, которым предоставили места в санаториях. Это не моя аудитория. К тому же после обмена санкциями с Западом резко подорожали расходники – формовочная резина, щетки и другие инструменты. Есть вездесущие китайские аналоги, но я с ними работать просто не могу. Приходится тратиться.


Главным подарком от России для меня стала патентная система налогообложения, которой не было на Украине. Я всегда с ужасом представлял, как буду заполнять все эти бумажки, сдавать ежеквартальные отчеты, подчитывать проценты. Мой гуманитарный мозг просто не выдержал бы такой пытки. Сейчас я просто оплачиваю раз в год стоимость патента – 10 тыс. руб.


У меня очень сезонный бизнес. С мая по октябрь продается 350–400 украшений из бронзы, дерева и камня, в остальное время – 100–200. Продажи еще и сильно привязаны к погоде: прошлым летом два месяца лил дождь, а в августе ударила адская жара, туристов не было. Обычно на лето я арендую небольшой магазинчик на побережье, в остальное время работаю через Интернет. В этом сезоне надеюсь расширить производство и увеличить продажи в полтора-два раза.


С производством мне помогает жена Анна – это маленькое семейное дело, которое не приносит сверхприбыли. Но для меня это не работа, которой я посвящаю по восемь часов в день, это вся моя жизнь.


«Проблемы начались после присоединения Крыма к России» – Наталья Новицкая, владелец компании «Русские грибы»


Каково быть предпринимателем в российском Крыму


Я коллекционирую антиквариат – книги, фарфор, мелкую пластику. Как-то раз купила антикварную книгу XIX века, где рассказывалось о 60 видах трюфелей, что растут в России, а тогда Крым уже был территорией России. Я подумала, что вряд ли грибы куда-то делись, и решила вывести на российский рынок деликатесный крымский трюфель.


В 2013 году я продала свою машину и вложила в старт 2 млн руб.: зарегистрировала компанию «Русские грибы», установила ареалы произрастания крымских трюфелей – эти деликатесные грибы растут по всему черноморскому побережью. От книги до первой сумки грибов из Крыма – их я собрала сама – прошло полгода. Потом наняла местных сборщиков.


Мой бизнес выглядел весьма колоритно: в Европе работает система выдачи патентов и лицензий на добычу трюфелей, а крымские сборщики трюфелей работают нелегально. Но цены были хорошие – я продавала трюфели за 5–20 тыс. руб. за 1 кг. Для сравнения: итальянский трюфель, качество которого несравнимо с российским (крымский трюфель хоть и хорош, но в сравнении с европейским неконкурентоспособен), стоит €3–4 тыс. за 1 кг.


В числе клиентов появились не только физические лица, но и известные рестораны, например «Ла Маре», компания «Чайная высота» покупала грибы для производства трюфельного мороженого. Мне удалось создать единственную компанию в России, где трюфель можно купить с сертификатами.


Проблемы начались после присоединения Крыма к России. Как известно, тогда в Крыму выросли цены на продукты питания, связь, снизился уровень жизни. Местные сборщики заломили закупочные цены: если раньше я продавала трюфели по 5–20 тыс. руб. за 1 кг, то теперь цены поднялись в четыре раза, до 100 тыс. руб. Из-за выросших цен я стала терять клиентов.


Начались проблемы и с самой добычей. Если поначалу мне удавалось убеждать сборщиков правильно искать, добывать и хранить трюфели, то потом они потеряли к этому всякий интерес. Отказались ухаживать за плантациями, начали подчистую выгребать грибницы, да еще и в природоохранной зоне.


Я пыталась объяснить властям Крыма, что можно, как в Европе, сделать трюфельный лес, водить экскурсии и зарабатывать на этом. Я изъездила все трюфельные хозяйства в Европе, поэтому знаю, о чем говорю. Рассчитывала, что мы запустим трюфельную историю в Крыму, как когда-то виноградники. Без поддержки властей сделать это невозможно – большая часть плантаций находится в заповедниках. Но понимания с властями не нашла.


Местным властям сейчас не до трюфелей, у них гигантское количество более насущных проблем – водоснабжение, банковская система. В Крыму катастрофическая ситуация с оформлением земли: никто не понимает, будут ли действительны уже оформленные документы, неясно, стоит ли на это тратить время. Словом, если прийти с идеей организации заповедника, засмеют. А без поддержки властей и понимания с местными сборщиками бизнес не выжил.


Если до присоединения Крыма к России на мою компанию работали порядка 35 сборщиков из Крыма, Донецкой области, с Западной Украины, то сейчас осталось не больше пяти человек. В итоге я практически заморозила свой проект, время от времени продаю трюфели на заказ – от 1 кг.


«Это все делается на российские деньги» – Вячеслав Воронович, гендиректор автодилера «Бел-Крым»


Каково быть предпринимателем в российском Крыму


С начала 2000-х годов мы занимаемся продажей белорусского грузового автотранспорта и спецтехники. Раньше в регионе денег было мало. В убыток, конечно, не работали, но торговля шла вяло. А после кризиса 2008 года покупателей вообще почти не стало. Все стояло.


Когда Крым вступил в РФ, сразу же пошли продажи. Началось бурное вливание денег – развитие региона, улучшение инфраструктуры. Например, при Украине было семь промышленных карьеров, сейчас – 14. Пошли деньги на строительство дорог, началась добыча щебня, замена парков городского транспорта. Это все делается на российские деньги.


Наш бизнес тоже расширился. К продажам строительной техники добавились автомобили для сельского хозяйства, складское оборудование. Очень много предпринимателей сейчас работают на военных – они активно покупают технику. Продажи выросли в 10–15 раз (по данным СПАРК, выручка ООО «Бел-Крым» за 2015 год составила 41,8 млн руб. – РБК).


Раньше вся техника шла через Украину, а после вступления в РФ логистика изменилась: Россия и Белоруссия находятся в Таможенном союзе, здесь сборы меньше.


«Перелом случился в 2014 году» – Александр Колусенко, совладелец event-агентства «Крылья»


Каково быть предпринимателем в российском Крыму


В Крыму я с 2008 года – родился и вырос на Западной Украине, долго жил в Киеве и Польше. В Симферополь переехал вслед за женой Аленой, коренной крымчанкой. Тогда же возникла идея создать свой бизнес. Нам захотелось устроить свадьбу мечты, мы искали профессиональных организаторов, но быстро поняли, что эта сфера в Крыму не развита. И решили этот пробел заполнить.


Мы с Аленой тогда работали в крупных компаниях – я был директором по развитию немецкого производителя грузоподъемного оборудования в странах СНГ, Алена трудилась в Киево-Могилянской бизнес-школе. Вместе с подругами она начала организовывать первые праздники, я помогал в перерывах между командировками.


Рынок был очень сырым – люди не понимали, зачем им организатор праздника и что такое концепция. Чтобы сломать лед, мы устраивали акции прямо на улицах – «женили» деревья возле офиса, эту свадьбу даже показали по центральному каналу на 14 февраля. Постепенно пошли первые заказы – свадьбы, детские праздники, дни рождения. Нашей фишкой стали индивидуальные подарки – например, мы выпускали журнал в стиле Forbes или Cosmopolitan, полностью посвященный имениннику.


К 2012 году к нам стали приходить небольшие крымские и украинские компании, которым нужно было организовать конференцию или тимбилдинг на побережье. За два года процент таких мероприятий достиг трети от всего объема заказов.


Перелом случился в 2014 году, после присоединения Крыма к России. В воздухе витало воодушевление – все ждали чего-то нового, всем хотелось жить и праздновать, поток клиентов вырос. К крымским заказчикам прибавились российские – в основном корпоративный сектор. Теперь к нам шли не только маленькие фирмы с десятком сотрудников, но и крупный бизнес. Россияне подняли планку – крымские компании посмотрели на коллег и поняли, что можно не только дарить тюльпаны сотрудницам на 8 Марта, а устраивать что-то более масштабное.


Это подняло и нашу планку – проекты стали дороже, мы начали чаще привозить звезд. Теперь с каждым годом количество заказов у нас уменьшается, зато бюджеты растут. Если в 2014 году мы провели 65 мероприятий со средним бюджетом 350 тыс. руб., то в 2016-м было всего 42 проекта, зато максимальный бюджет достигал 6 млн руб. Сейчас мы ориентируемся на корпоративные мероприятия – они занимают уже 70% в структуре заказов.


«Местный бизнес столкнулся с необходимостью качественно расти» – Александр Иванов, совладелец квестов «Атмосфера», владелец WakeUpTours


Каково быть предпринимателем в российском Крыму


Я родом из Ульяновска, четыре года прожил в Москве, работал в крупных digital-компаниях. В 2014-м уволился из HSMedia и вместе с супругой Дарьей Карзановой мы перебрались в Крым просто пожить.


В 2015 году открыли в Севастополе первые квест-комнаты «Атмосфера» – это был наш первый опыт бизнеса. Сейчас направлений деятельности уже несколько. В начале 2017-го я начал новый проект WakeUpTours – это туры выходного дня на внедорожниках по самым красивым и уединенным местам Крыма. Проект рассчитан на московских клиентов – это качественная альтернатива выходным в Европе или пятничному походу в бар или клуб.


После присоединения Крыма местный бизнес столкнулся с необходимостью качественно расти – в организации бизнеса, сервисе, маркетинге. Интернет-развитие здесь отстает года на четыре от средней провинции, и это еще позитивная оценка, некоторые люди говорят о десятке лет.


В 2014–2015 годах в Крым рвануло огромное количество людей с целью запуска бизнеса. В основном это Москва, Питер, Донецк. Кто-то закрепился, кто-то уже уехал – все оказалось не так просто. Но в целом влияние этих людей огромно. Каждый внес что-то от себя в общий рост местного рынка. И все эти люди принесли новые инструменты и знания, которые не использовали местные бизнесмены. Поэтому им пришлось срочно подтягиваться.


Ко всему прочему напряжение вызывала необходимость работать по новому законодательству. Из-за этого, кстати, многие бизнесы стали нерентабельными. Кто-то приспособился, кто-то закрылся. Сейчас здесь довольно интересно. Люди везут проекты со всей России, кто-то здесь начинает новую жизнь в новых проектах.


Источник




Бизнес в Крыму. Как открыть свое дело в Крыму?




Крым без Украины. Выдумки РАША-СМИ




Tags: Крым, бизнес
Subscribe

Posts from This Journal “Крым” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment