Специальный Алексей Алексеевич (spetsialny) wrote,
Специальный Алексей Алексеевич
spetsialny

Секреты одесских контрабандистов

Как в мировом аудите есть "Большая Четверка", так у одесских "контрабандистов" есть "Большая Тройка": мосье Альперин, сэр Фирманюк и герр Шерман. Каждый из гениальной троицы бизнесменов имеет свои фирменные "секреты". Схема Альперина – увеличение объемов стандартной упаковки (тары) традиционного для его бизнеса китайского ширпотреба. Если в реальности 2%, он пишет 4-6% по договорённости с таможенниками. Подход Ореста Фирманюка – подмена кода товара. Например, везет резиновые шланги, а ставит код пластиковых, сбор с которых меньше. Конек Виктора Шермана – согласованные избирательные проверки. Например, везет 50 контейнеров с турецким товаром. Ему сообщают дату и номера 30 контейнеров, которые будут проверены. С весом и содержанием остальных Шерман импровизирует. А через Черновицкую таможню «бусиками», то есть организованными физлицами, везут «тяжелый товар» - брендовую одежду, духи и другие дорогостоящие, но компактные виды контрабанды.

via bob_obo



Один из членов "Большой Тройки", Орест Фирманюк (на фото вверху) пояснил, что названные лица вообще-то “в третьем десятке на третий полочке”. То, что в Украине называют контрабандой — на самом деле является оптимизацией налогообложения. И самые большие оптимизаторы — это не импортеры, а экспортеры, главные среди которых — аграрные монстры Кернел, Нибулон, Cargill.

[Читать дальше...]“Вы удивитесь, но это не импортеры товаров, а экспортеры. И главные — это аграрные монстры, такие как Кернел, Нибулон, Cargill, Bunge и далее по списку. Украина — аграрное государство, но из-за коррупции агропромышленные предприятия занижают в разы показатели урожайности, чтобы не платить налог на прибыль. Зерно, горох, нут, подсолнечник скупают за кэш у аграриев, подкладывают под них какие-то документы, по этим фиктивным документам зерно экспортируют, а эти фиктивные фирмы закрывают. 60-65% сельхозпродукции, которая идет на экспорт, без документов — не оплачено ни копейки налогов. Потому фирмы сразу закрывают, а деньги в кэше. Все. А объемы такого экспорта такие, что сложно представить. И все — под прикрытием тех же структур, что прикрывают импортные схемы. Таможня, СБУ, налоговая. Именно аграрные экспортеры — главные „контрабандисты“, и удивительно, что Нефедов об этом не говорит. Может, не знает, тогда это — некомпетентность. А может, боится называть. Тогда его реформу можно считать завершенной. Конечно, ему удобно назвать фамилии в СМИ. Что-то же он должен говорить. Но те, кто „в теме“, прекрасно понимают такое его ляп”, — сказал Фирманюк.

За аграриями идут торговые сети, продолжает он.

“Вторые — это крупнейшие в стране торговые сети, которые продают импортные товары. И не важно, чем они торгуют. Электроникой — как Цитрус или АЛЛО, продуктами — как Сильпо или Новус, или строительными материалами — как Эпицентр. Они сами — и заказчики импортного товара, и логисты, и реализаторы. У них — замкнутая система, в которой оптимизация налогообложения идет на каждом этапе. От занижения стоимости в инвойсах при растаможивании, когда товар за 100 гривен декларируют как товар за 20 грн и платят налоги в 5 раз меньше, и к реализации, которая идет, например, через искусственные ФОПы, чтобы не платить налоги. Вот скажите, кто-то может проверить, по какой цене Эпицентр самом деле покупает в Китае радиаторы? Никто не может проверить. А сколько их купил на самом деле, а сколько ввезено мимо таможни? Невозможно узнать. У них сотни складов, тысячи фирм в оффшорах для того, чтобы „ломать“ инвойсы. Так же невозможно установить уплату ими налогов с продаж и прибылей”, — рассказывает Фирманюк.

Уже после этих “контрабандистов” идут локальные, как правило, “приграничные” ОПГ, которые обустроили себе окно на той или иной границе и под заказ доставляют тот или иной груз, тоже манипулируя стоимостью, весом, кодами, объясняет бизнесмен.

“Четвертый ярус „контрабанды“ — это, в основном, белые компании, которых заставляют под давлением идти на таможню или к „местным баронам“ и что-то просить и решать вопросы. Этим занимаются, во-первых, логистические компании, которые предоставляют услугу „технического“ импортера для малого бизнеса. Того бизнеса, который покрывает страну своими товарами через рынки: „7 километр“, Хмельницкий, „Калинка“. Во-вторых, это те компании и малые бизнесы, которые самостоятельно пытаются что-то ввезти в страну и натыкаются на реалии таможни и давление СБУ. Таможенным кодексом их загоняют во взятки, потому что деньги на это где-то надо брать, и они идут в схему минимизации. Это очень большая прослойка, кстати. Ни одна компания, которая завозит груз в Украину, не хочет добровольно нарушать закон”, — констатирует Фирманюк.

Как и большинство компаний, себя Фирманюк относит к четвертому звену.

“На четвертом, как и большинство предприятий Украины. Но нас, логистов почему-то все считают главной проблемой. Но это, я так понимаю, Нефедову удобно, когда ведешь мифическую борьбу. Надо же кого-то гонять. Не Эпицентр с Нибулоном, в конце концов. Они ему, как говорится, „не по зубам“. Поэтому он и хватает информацию из сливных бачков. Хотя это не уровень главы таможни. Он должен понимать структуру и суть таких процессов”, — резюмировал Фирманюк.


Tags: Одесса, Украина, контрабанда, криминал, криминалитет, это ж надо!
Subscribe

Posts from This Journal “контрабанда” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments